Ответ в теме: Не плачь, не бойся и прости!

Заолун Истории Летописи Не плачь, не бойся и прости! Ответ в теме: Не плачь, не бойся и прости!
Эрин Хофф
  • Раса: человек
  • Возраст: 25 лет
  • Сфера деятельности: владелица цветочной студии «Maison des fleurs», флорист
  • Личный кабинет:
  • Сообщений: 2 198
990

Сначала Эрин оправдывала себя тем, что плохо себя чувствует. Потом, время было заполнено хлопотами, связанными с составлением договора между ней и Гедеосом. Затем, нужно было готовиться к свадьбе: шить костюм, рассылать пригласительные, обсуждать предстоящую поездку в монастырь. Но время шло, а долг по отношению к Бену требовал встречи с ним, хотя бы за тем, чтобы поблагодарить и вообще объяснить свой поступок.

Когда он попросила отца поспособствовать этому свиданию, того пришлось долго уговаривать. Но в конце концов он сдался, правда поставил условие, что сам отвезет ее в изолятор. Эрин не возражала, личное присутствие сенатора легче открывает запертые двери.

К мрачному зданию, сложенному из тяжелых камней и с окнами, забранными непробиваемыми стеклами, они подъехали не с фасадной стороны. Чтобы не привлекать внимания, их машину по личному распоряжению директора специзолятора, пропустили через служебные ворота. И с этой стороны угрюмые стены выглядели вполне современно, словно не место заключения преступников, а обычный бизнес-комплекс. Парковка окружена аккуратными бордюрами из аккуратно подстриженных туй. Асфальтовые дорожки вели к стеклянным дверям администрации и по коридорам сновали служащие в гражданской одежде.

Как объяснил директор следственного бокса, который лично встретил сенатора Хоффа и его дочь, эта часть отдана управлению и ее отделяет от основного здания изолятора внутренний двор и серьезная система защиты. Он еще долго распространялся о сложной схеме постройки, но Эрин, улучив момент, напомнила, что ее состояние здоровья не позволяет долго находиться на ногах и поэтому она просит господина директора ускорить встречу, ради которой они с отцом приехали.

… Для встречи с Беном им выделили небольшую, но светлую комнатку, со стенами выкрашенными в приятный нейтральный цвет и с большим окном, выходящим на парковку, где осталась машина отца. Это помещение не напоминало мрачный каземат и возможно использовалось как комната переговоров персонала, потому что здесь стоял длинный стол и множество стульев в стиле хай-тек. У одной стены размещалась стойка с кофемашиной и какими-то кухонными принадлежностями, у противоположной — большая доска для нанесения записей. Что-то похожее Эрин видела в клинике Ланголы, когда Бен устраивал со своими ребятами «мозговой штурм» по поводу лечения тромбоцепии.

Кажется, все это было так давно и в то же время она помнила те дни очень отчетливо.

В ожидании Бена она прошлась по комнате, включила кофемашину. В тумбочке нашлись одноразовые стаканчики в вакуумной упаковке и девушка достала два из них, чтобы налить готовый кофе.

Эрин стояла у окна, когда дверь открылась, заставив ее обернуться.

Первым вошел Лоуренс. За ним следом шагнул охранник, здоровенный парень с каменным выражением лица.

— Господин директор позволил выделить на встречу тридцать минут.

Он глянул на наручные часы.

— Уже двадцать девять ми…

— Вы свободны, офицер! — Оборвала Эрин, не желая терять время.

Не привыкший повиноваться кому-либо, кроме вышестоящих офицеров, тот окаменел челюстью, но молча вышел, прикрыв за собой дверь.

— Привет, Бен.

Больная спина и плохо работающие ноги не позволили Эрин броситься вперед. Медленно, шаг за шагом, будто подкрадываясь, она пошла навстречу Лоуренсу.

 

 

Опубликовано Эрин Хофф в категории "