Ответ в теме: Я знаю, что ты делал прошлым летом…

Заолун Истории Летописи Я знаю, что ты делал прошлым летом… Ответ в теме: Я знаю, что ты делал прошлым летом…
Бенджамин Лоуренс
  • Раса: вампир
  • Возраст: 38 лет (698)
  • Сфера деятельности: ученый, врач, бизнесмен - владелец сети клиник
  • Личный кабинет:
  • Сообщений: 544
476

Все, что происходило в последние три дня, напоминало кошмарный сон. Сначала трагедия с Эрин. Затем не самая приятная встреча с ее отцом.  Бен очень надеялся, что сенатору хватит ума оставить Эрин в покое в клинике Лоуренса. Тогда Бен был бы немного  спокоен на счет ее состояния. Но, увы, он не знал ничего ни о решении Хоффа, ни о том, что происходит за пределами небольшой камеры, куда его поместили.

После того, как ему предъявили официально обвинение, лучше не стало. Все это казалось абсурдом. Какой-то кристалл, какое-то воровство. Зачем это надо было Бену? Бедным его не назвать, падким на драгоценности он тоже не был. Смысла в подобных действиях не видел. И все же почему подозрение пало на него?

Он мог бы ожидать подозрения в бесчеловечном обращении с животными в лабораториях, в использовании рабов ( в конце концов), в фальсификации медицинских карт — а как же иначе удавалось скрывать магические процедуры? Но вот воровство драгоценностей — это было слишком. Причем у кого? У отца собственной девушки. Которого, во-первых, он не знал, к которому, во-вторых, домой не наведывался ни разу, и, в-третьих, про которого вообще ничего не знал, в том числе и про наличие у него какого-то там булыжника.

Но факт оставался фактом — Бен сидел, пока его адвокат договаривался об освобождении из-под стражи на время, пока ведется следствие.

За ним пришли, когда Бен в очередной раз размышлял о том, каким образом он оказался замешан в этой истории.

Наручники, которые застегнули на запястьях, казались своеобразной насмешкой. Круорцу ничего не стоило снять их, сэмитировав ключ кровью. Да будем честны — ему ничего не стоило покинуть свою тюрьму, но тогда он словно бы признавал свою виновность. Поэтому приходилось строить из себя обычного человека.

После небольшой и не самой приятной прогулки по коридору, его ввели в комнату, расстегнули наручники, а затем за провожатыми закрылась дверь.

Бен остался один на один с … главой Сената. Когда-то их многое связывало. Но после окончания войны они если и виделись, то всего пару раз.

Каждый шел своей дорогой. Иногда их пути пересекались, но связывали их скорее чисто партнерские отношения. Демонстрировать память боевых товарищей как-то было не принято. Поэтмоу Бен и не надеялся, что Маркус, который спокойно смотрел, когда высший суд приговаривал Лоуренса к 20 годам на Стилвоке, вдруг окажется здесь…

Бен медленно прошествовал до свободного стула, бросил осторожно-вопросительный взгляд в сторону зеркала, за которым могли находиться наблюдатели (в том числе и среди людей).

— Если ты здесь, значит ли это, что мое дело передали в высший суд? — тихо спросил он, почесывая переносицу.

Опубликовано Бенджамин Лоуренс в категории "