Ответ в теме: Разрушая дистанции

Заолун Истории Летописи Разрушая дистанции Ответ в теме: Разрушая дистанции
Бенджамин Лоуренс
  • Раса: вампир
  • Возраст: 38 лет (698)
  • Сфера деятельности: ученый, врач, бизнесмен - владелец сети клиник
  • Личный кабинет:
  • Сообщений: 544
476

Законы нужны, чтобы их нарушать. Так говорил, смеясь, Лозари.

Для Эрны, судя по всему, законы нужны, чтобы их изящно обходить. Мягкой походкой, скользящей грацией.

Что ж, у Бена были хорошие учителя. Он многому у них научился и многого добился. Как и педагоги, он не боялся  испачкать руки и всегда имел запасной вариант отступления.

Знали ли его учителя, какой он примерный ученик?

Вовремя чувствовать опасность — этому он тоже научился. В семье. Благодаря семье. И вопреки семье, которая добавляла ему приключений.

— Наследственность такая, — сухо прокомментировал он свои «способности», вспомнив, как самозабвенно в клане оправдывали пороки взрослых вампиров старым проклятием.

Бен не купился на провокацию. Знала ли Эрна все или надеялась, что он сам поведает подробности?

Это было неважно. Как и не важно было то, сама ли она следила за ним  или кто-то иной. Важнее то, что этот «кто-то» не подох, подхватив тромбоцепию.

Иногда Бен терял нить разговора. Но это тоже было неважно. Ему надо было просто запомнить ее слова. Они всегда что-то означали. Что — он разберется потом, когда будет больше информации.

— Конечно, если и должен был кто-то это сделать, то только я, — в тон родственницы произнес вампир. — Для ваших же ученых это слишком мелко… или сложно?

Тогда, в Латуме, во всем оказались замешаны магические потоки и растения. А кто лучше де Конигов разбирался и в первом, и во втором? Вот и возникал случайно вопрос: а не причастны ли были аниситы к тому, что произошло?

Но и на этот вопрос пока ответа не было. Бен подумает о нем после. Сейчас это тоже было не важно.

А что важно? 

У всего должна быть своя цель. Ничего просто так Эрна никогда не делала.

Так что же?

Некоторые вопросы можно было оставить на потом, но было то, что надо было понять сейчас. И в этом «сейчас» был он, она и стол на кухне. Почти семейная идиллия, хотя семья давно разрушена и до идиллии здесь далеко.

И все же был он, она и стол…

Бен смотрел в глаза Эрны, боковым зрением отслеживая окружение. Этому он научился не за год и не за два. Но научился. Как и быть начеку в обществе старых вампиров.

Он улыбался также, как и она. И улыбки их были похожи: все-таки такую  родственную связь даже века не могли выесть.  Карие глаза без пигментных вкраплений, широкие скулы, острый подбородок — они оба были прямыми наследниками сангуиса Анисиоса.

Но их разговор окончен. И это было по-эрновски!  Бен и забыл, каково это…

Он опустил глаза, скользнув взглядом по собственным рукам — рукам взрослого вампира. А ведь когда-то вместо них были хрупкие ладошки, которые лежали на столе, пока он с открытым ртом внимал своей бабушке.

И та, как и сейчас, использовала недоговоренности, которые заставляли проклятого действовать, искать ответы, экспериментировать с материей, веществами.

И каждый найденный ответ — это победа. Это были его ступени, по которым он поднимался благодаря ей. А сейчас? Какую лестницу она готовит ему? И хочет ли он по ней подниматься?

— Хорошо, — согласно кивнул, принимая ее решение. — Я скажу  отцу, что ты хочешь его видеть.

Отцу!

Нет, он сейчас не о советнике Эрны, а о том, кто принял его в клан, когда он и на безболезненную смерть не мог рассчитывать. О том, кто подарил ему возможность двигаться дальше и быть тем, кем он хотел быть.

— Тем более мне не скрыть от него твое появление.

Он даже пытаться не будет. Главы любят честность и не любят, когда от них что-то скрывают. Эрна это знала. Она сама была такая.

И скрывать ее от Лозари Бен не собирался. Пока еще непонятны, какие в игре ставки и что его ждет  за игра, лучше не изменять правила.

— Скорее всего он ничего не поймет и позовет меня, но зато угостит тебя какао. Слышал, оно у него есть.

Платье шуршало, шаги удаляли женщину от стола, лишь легкий аромат парфюма оставался в воздухе. Как в прежние времена.

— В следующий раз стучись — прежде чем войти.

Почему он решил, что этот следующий раз будет? Потому что перед ним была Эрна. И потому что он все еще был жив.

Опубликовано Бенджамин Лоуренс в категории "