Ответ в теме: Спасая Бога

Заолун Истории Летописи Спасая Бога Ответ в теме: Спасая Бога
Бенджамин Лоуренс
  • Раса: вампир
  • Возраст: 38 лет (698)
  • Сфера деятельности: ученый, врач, бизнесмен - владелец сети клиник
  • Личный кабинет:
  • Сообщений: 358
329

День пролетает слишком быстро, если ты занят или если хочешь продлить мгновения.

Бен отдыхал. Впервые за столько времени он никуда не спешил. Он даже телефон отключил, чтобы никто его не беспокоил.

Гори все синим пламенем! Он имел право на полноценный выходной, не опасаясь, что его сорвут с места.

Они если сосиски, обильно поливая ее кетчупом и горчицей, запивали все это соком, молоком, закусывали какой-то травкой, изображая травоядных. А затем  развлекали себя, наблюдая за местными жителями из числа водоплавающих и летающих.

Разговоры обо всем и ни о чем, но при этом казалось, что они могут говорить вечно, перепрыгивая с темы на тему, рассказывая о настоящем, о прошлом — по крайней мере о той его части, которой они готовы были делиться друг с другом.

Они выбирали самые уединенные места, но при этом не могли избавиться от соседства с другими такими же парочками. И все же даже в окружении этого народа они чувствовали себя так, словно находились на необитаемом острове.

Наблюдали, как по небу бегут облака, как заходящее солнце раскрашивает город в футуристические тона. Но как бы ни были они счастливы, оставаясь изолированно в центре этого сумасшедшего мира, но нет-нет, а обитатели мира все равно проникали в их разговор. Вот и Гедеос. Как бы ни хотел Бен забыть об этом вампире, но он не мог выкинуть Морохира из головы Эрин.

Она не представляла, насколько точно описала сенсусита. Опасный цветок: сладкий в своем обхождении, в своих манерах, в богатстве, в своей свободе? Но его свобода строилась на подчинении других. Это предписывало ему и право рождения, и положение, и руна.

Насколько сейчас Эрин сохраняет верность сама себе? Не затуманил ли он ей мозги? Бен не мог ответить на этот вопрос. Никто не мог. Наверное, даже Лозари не смог  бы, если только не подвергнет девушку не самой приятной процедуры считывания глубоких слоев сознания… .Сам Бен не знал, что эта за процедура, но слышал, что для нее «жертву» приходится подпустить к краю смерти, чтобы она не сопротивлялась вторжению. Тогда можно узнать все изменения, которые с ней были сделаны даже самим сангуисом.

— Я тебе сказал, что думаю б этом…хм…

Почему-то Бен, привыкший уже и себя и своих собратьев называть людьми, с трудом применял это слово к Морохиру.

— Человеке, — продолжил он. — А ты поступай так, как знаешь. Я же все равно не могу запретить тебе с ним общаться и встречаться.

Хотя бы ла бы его воля — именно так он и поступил бы.  А имей он на это право — выслал бы Гедеосу предупреждение. Но, к сожалению, Эрин не была ни его женой, ни членом клана. Поэтому-то Гедеос и чувствовал себя свободно. Но все равно оставалось непонятным: что же ему надо было от девушки?

Они решили обойти центр. Просто не хотелось, чтобы день заканчивался.  А влюбленным любой крюк кажется маленьким.

По телу разливалась приятная истома. Можно было промечтать, как они дома вместе примут душ, выпьют кофе или чай, быть может посмотрят какой-нибудь фильм, завернувшись в плед. И ожидаемо, не досмотрят фильм до конца, так как отвлекутся от основных действий друг на друга.

Уже загорелся зеленый для пешеходов, и Бен готов был сделать шаг на проезжую часть, когда случилось то, что расчертило день на «до» и «после».

Инстинктивно он схватил Эрин, загораживая спиной от того, что надвигалось с правой стороны.

Поток тяжелой пыли летел вместе с несущимися в панике людьми.

Церкви в Пензоки отличались от тех, которые привычно было видеть в Софиате. У этих зданий была своя архитектура, которая вписывалась в стиль улицы. Были свои высокие стены, шпили. Но никаких цветных витражей, никаких крестов и ликов святых снаружи, никаких каменьев в отделке, никаких колоколен. Все эти накопители энергии были опасны для живущих в этих местах вампиров. Поэтому ежедневно потомки Кхорта спокойно проходили мимо стен, где молились люди.

Толстые стены не пропускали песнопений, а у входа в это здание не принято было креститься, хотя бы по той причине, что вход был буквально в трех метрах от проезжей части — и обычное ритуальное действие могло стать опасным для жизни.

Храм находился в удобном месте, чтобы люди после работы могли зайти и воздать хвалу Иену. И , судя по всему, сегодня был обычный день, когда в церкви собрался народ.

Пешеходный огонек вновь загорелся красным.  И красным светом отражались глаза Бена.

Но он не рискнул задействовать руну слишком сильно, а тот ресурса, который обеспечивала поверхностная сила, не мог проникнуть за толщи стен. Да и церковь находилось на приличном удалении, чтобы понять, как много людей пострадало.

Все, что было вино с того места, где стоял Лоуренс с Эрин, — здания больше нет, оно сложилось, словно карточный домик, припорошив пылью все.

Бен провел рукой по лицу, стирая пыльные следы.

Мимо проносились люди, пыльные и окровавленные — из тех, на кого, судя по всему, сыпались осколки разрушающегося здания.

Когда грохот рухнувшего строения затих, раздались крики.

— Кажется, наш вечер закончился, — шепотом произнес Бен, чуть отодвигаясь от Эрин.

Он мог бы вместе с ней повернуться и уйти. Он имел на это полное право. У него — выходной. Он вампир — и имел все основания отказаться лезть в сердце веры.

Но были и те, кто нуждался в помощи за пределами разрушенного храма.

Он медленно достал из кармана ключи и протянул их девушки.

— Ты знаешь, где мой дом. Иди туда, а я скоро вернусь.

«Скоро»…

Он прекрасно понимал, что это «скоро » может затянуться, но не имел право оставлять Эрин здесь.

Опубликовано Бенджамин Лоуренс в категории "