Ответ в теме: «Чумной» город

Заолун Истории Летописи «Чумной» город Ответ в теме: «Чумной» город
Бенджамин Лоуренс
  • Раса: вампир
  • Возраст: 38 лет (698)
  • Сфера деятельности: ученый, врач, бизнесмен - владелец сети клиник
  • Личный кабинет:
  • Сообщений: 534
462

Иногда он забывал, что черный врачебный юмор не все понимают. Даже среди врачей не все его могут оценить по достоинству. Особенно проблемы с этим возникали у тех, для кого пациенты все еще оставались людьми, а не единицей на больничной койке.  Но как бы не возмущались подобные «специалисты», но в реальной врачебной практике им долго не просуществовать, особенно  если они выбрали профессию, где смерти встречаются частенько.

«Уход» больных выбивает из колеи — и вот ты уже не можешь работать дальше. Будешь переживать о каждой смерти — выгоришь очень быстро. Тем более не всегда все зависит от врача.

Лишь трезвый ум и расчет помогает двигаться дальше. Или чувство юмора. И к первому, и к второму Бен как раз и привык обращаться.

Вампир пожал плечами на выражение девушки.

— Во всем надо видеть свои плюсы. И наслаждаться тем, что есть сейчас, — мужчина потянулся. Рука коснулась дерева, напомнив раной о безрассудстве вампира. Лоуренс достал из кармана платок не первой свежести и перевязал им ладонь — не стоило девушке видеть, как быстро исчезают порезы на анисите.

Наверное, зря я так, — запоздало пришла мысль о том, что не стоило в таком ключе говорить с несчастной.

Сколько раз он видел таких смертных?Им страшно, но они всем нутром противятся грядущему, пытаются убедить всех, что не сдадутся. Но на самом деле убеждают себя, все еще надеются, что хватит одного щелчка, одного озвученного желания — и все исчезнет, как страшный сон.

Быть может стоило сказать ей, что больно бывает лишь в  начале, а затем начинают действуют препараты, а после них — наступает просто слабость и хочется спать.

Но нет. Говорить о болезни и о конце — наверное, это слишком жестоко.

— Если в радиусе 500 метров окажется зараженный, вы «попали». Единственный выход — сидеть дома с закрытыми окнами. Но только кого сейчас удержишь дома?

Он мог бы рассказать о том, что есть первичный вирус, и что сейчас он рассказывает о вторичном. Но к чему человеку такие подробности?

Он мог бы смягчить фразу, но к чему? Если бы эта девчонка осталась в доме/квартире/отеле, то, возможно, она стала бы носителем первичного вируса. Такие могут жить и дальше на территории этого города без каких-либо признаков заболеваний.

Коллеги Бена проверили: в последние месяца число хронических заболеваний в этой местности стало равно нулю. Но толку от всего этого, если сейчас тут всех косит вторичный вирус? Пока в крови Бена он не найден, но кто знает, где еще гуляла Эрин.

Он услышал фамилию, которая ему показалась знакомой. Понадобилось несколько секунд, чтобы вампир осознал весь комизм ситуации. И уж когда это произошло, то не мог удержаться. Рассмеялся. Смеялся долго, мало заботясь о том, как на это отреагирует испуганная девушка.

— Ормилас?

Он вновь зашелся в смехе. Смахнул рукой капельки слез, собравшихся в уголках глаз.

Попросил прощение, попытался вновь стать серьезным, но как-то не получилось: нервное напряжение выходило таким вот забавным способом.

— Вы.. вы.. то есть Ормилас… тот который… вот этот, да? — он пытался пропущенные слова восполнить жестами, но вряд ли от этого становилось более ясно, что он хотел сказать.

— Так вы, миссс… Эри… — он так и не вспомнил, какая буква была у девушки на конце имени. — В общем, мисс, вы явно родились под счастливой звездой.

Он по-свойски положил руку на плечо смертной.

— Цветочки, говорите?

Вот это действительно было бы забавно…Если бы смертная все-таки забрала цветы, то ситуация была бы комичней не бывает.

Дьявольская болезнь или болезнь от бога, с помощью которой Иен проверяет своих подопечных (Бен не знал, под каким соусом сейчас в церквях подают подобное) —  в месте, где все верят в великого Творца!

Это было бы слишком забавно!!!

— Цветочки случайно не такие?

Он достал из кармана джинс смартфон. Некоторое время рылся в базе, пока не нашел то, что искал.

— Синенькие такие, — он повернул экран девушки. — И смертельно опасные…

И после некоторой паузы, уже почти шепотом добавил:

— Умер ваш господин Ормилас. И здесь не последнюю роль сыграли эти цветы.

Опубликовано Бенджамин Лоуренс в категории "