Ответ в теме: Что Иен недодал, то хирургия исправит

Заолун Истории Летописи Что Иен недодал, то хирургия исправит Ответ в теме: Что Иен недодал, то хирургия исправит
Бенджамин Лоуренс
  • Раса: вампир
  • Возраст: 38 лет (698)
  • Сфера деятельности: ученый, врач, бизнесмен - владелец сети клиник
  • Личный кабинет:
  • Сообщений: 359
330

Знаете, что самое противное во всем этом? В том, что этот сценарий Бену был известен.

Всегда находились те, кто вдруг узнавал о истинной сути потомком Кхорта. Что было дальше? Все просто: уговоры, мольбы, за которыми скрывается единственная цель — вечная жизнь и вечная молодость. Чем все это заканчивалось, Бен тоже знал. Кого-то убивали как ненужных свидетелей, других высмеивали, третьих — обращали. И вполне возможно, что участь двух первых была лучше, чем остальных. Так как лишь 10% из обращенных становились вампирами.

Но почему же тогда Бену все это было противно, раз он знал этот сценарий? Да просто никто к нему до этого с такой просьбой не обращался.

Он не был красавчиком. А благодаря СМИ смертные верили, что вампиры — это обязательно те, кто имеет смазливое личико.

И вот, наконец-то, ЭТО случилось. Какая-то девчонка решила его вывести на «чистую воду».

Правда, удовольствия от этого — ноль. Зато проблем — не счесть. Вот поди докажи, что это не ты раскрыл тайну иных и тем самым нарушил закон.

Ведь не поверят же. А если учесть, сколько пристальны в последнее время ко всем потомкам Кхорта маги, то тут Высшего суда не избежать — и к гадалке не ходи. А высший суд — это допрос менталистов. Надо ли говорить, что Бен совсем не хотел открывать перед ними все свои мысли?

— Вы правы, эти имена мне знакомы, — как можно спокойнее произнес он, беря в руки первый портрет. Улыбнулся, глядя на собственное изображение, которое благодаря современным технологиям предстало перед ним в цвете.

— Если снять эту, как вы выразились, мишуру, то все, что вы увидите, что эти люди- родственников. А докажет это лишь одно, что мои прабабки были верны своим мужьям.

Я ведь могу это взять себе на память? — уточнил он, — показывая на ту фотографию, которую держал в руках. — Очень хорошая работа. В семейном альбому она была бы к месту.

Не дождавшись ответа, он переложил листок к себе на стол.

— Если вам ну нужны коррекции и у вас все, быть может вы освободите мой кабинет. Я хотел бы предаться воспоминаниям о моих родных, который вы явили сегодня предо мной.

Опубликовано Бенджамин Лоуренс в категории "