Променад в окружении людей

Заолун Истории Настоящее Променад в окружении людей
  • Гедеос фон Морохир
    • Раса: вампир
    • Возраст: 2020 лет (35)
    • Сфера деятельности: Глава ордена, владелец алмазных приисков, меценат, идейный вдохновитель «Гринпис».
    • Личный кабинет:
    • Сообщений: 295
    312

    Место: Пензоки, набережная Твины в районе Центрального парка

    Время действия: 21 августа

    Участники: Вильгельм де Конинг, Гедеос фон Морохир

    Описание: Если вампиры хотят решить важные дела, то они  идут туда, где много людей. И под это описание идеально подходит набережная города, к которой примыкал парк, столь популярный у молодых мамочек и влюбленных пар.

    Гедеос фон Морохир
    • Раса: вампир
    • Возраст: 2020 лет (35)
    • Сфера деятельности: Глава ордена, владелец алмазных приисков, меценат, идейный вдохновитель «Гринпис».
    • Личный кабинет:
    • Сообщений: 295
    312

    Давно Гедеос не посещал Большую землю. Но вступив на нее после длительного перерыва, не мог остановиться. Вихрь дел захватил его с головой.

    Перелеты, переезды. То он в Аэролине, то отправлялся в Крофус, Латум. Везде находились важные ( и не совсем важные) дела, которые накопились и теперь требовали его личного вмешательства. И если что-то, как и прежде, он мог перепоручить другим, то было ряд дел, которые другие просто не выполнили бы. И были дела, которые просто опасно было поручать кому-то иному.

    Как например, то, ради которого он пришел сегодня в Центральный парк Пензоки.

    Ему не подходили ни частные клубы, ни вип-места ресторанов и даже переговорные. Холодные стены самых дорогих учреждений  были мертвыми декорациями для того дела, которое должен был провернуть Морохир.

    А вот парк в самый разгар дня, когда  молодые мамочки ходят с  колясками, на которых толстопузые малыши, посасывая свои пустышки, взирала на мир, был идеален.

    Этот парк словно олицетворял то, что так требовалось Морохиру: силу, энергию, красоту и жизнь. Жизнь, которая бесконечна.

    Ведь карапуз, сидящий в синей коляске с красной пустышкой, скоро вырастит. И вот уже его подросшая копия гонит скейт, обходя препятствия, чтобы стоящая на углу девчушка обратила на него внимание. Если повернуть еще в сторону, то вот вам декорация того, что будет дальше — парочка. Целуется, милуется, а вскоре у них появятся детишки. И жизнь пойдет по кругу. И новый малыш, быть может уже не вспомнит того, кто прожил свое и зарыт глубоко в земле, чтобы через десяток или сотню лет на его костях выросли цветы, разбили сад и новое поколение заводило отношение, рожало детей и умирало.

    Но в этой смерти и был залог жизни.

    Гедеос остановился напротив фонтана, который первым встречал посетителей парка. Вампир оперся на трость, руки гладили набалдашник в виде ворона.

    Морохир ждал, чуть прикрыв глаза, чтобы скрыть, как голубая окантовка очертила радужку. Руна впитывала эмоции людей, которые в этот день, как и сенсусит, пришли в парк.

    Вильгельм де Конинг
    • Раса: вампир
    • Возраст: 1505 лет (35)
    • Сфера деятельности: Главный советник Королевы Аланэи, один из руководителей «Рэдланж компани»
    • Личный кабинет:
    • Сообщений: 42
    9

    Дети. Мамочки. Коляски. Солнце и ласковый ветерок. Зелень вокруг, символизирующая жизнь, счастье, плодородие, видимо. И апофеоз этому всему – фонтан с вечно струящейся водой, поблескивающей на ласковом солнце… или спутал с ветром? Стоя у гостеприимно распахнутых и явно чисто символических ворот, ведущих в парк, с вежливой полуулыбкой наблюдая вампира у фонтана, Вильгельм де Конинг поймал себя на мысли, что для него здесь… да, пожалуй слишком много символизма. Скажем так, трава могла быть чуть менее зеленой, а небо – чуть более темного оттенка. Также трость вампира, ожидающего его неподалеку – чуть менее принадлежащей кому-то исключительно мрачному, сильному и властному. А тут еще молодые мамочки, каждая из которых составляла настолько идеальный антураж, что захотелось даже поаплодировать устроившему и согласившемуся на эту встречу – все было действительно идеально.

    Люди давно уже не интересовали его как источники крови, в принципе, изначально и от слова совершенно. А определенное, саркастичное и здорово приправленное восприятие внешнего мира, прочно заменило обычное, стандартное, которым грешат большинство сородичей разных родов, ветвей, степени приближенности к самым верхам. Вильгельм де Конинг был тем самым вампиром, который всей этой нестерпимо блестящей идиллической картинке всему вот этому предпочел бы обычный ресторан. Полутьму кабинки. Уединенность и отсутствие кого бы там ни было вообще. Разве что собеседник, и то, при условии, что он будет… полезен.

    — Доброе время суток, Гедеос. Рад, что встреча состоялась.

    Первая половина приветствия, вежливого и тактичного, звучала откровенным, и в то же время хорошо завуалированным вопросом. Однако вторая часть – вполне от несуществующей души. Понятие интереса давно и прочно заменилось для Вильгельма понятием пользы. И в этом случае встреча обещала быть очень конкретно полезной, чем бы в итоге не закончилась. Другое дело, что полезной для кого из них и отсутствующей здесь матери конкретно – об этом пока думать было рано.

    — Понимаю, как никто, насколько сложно выбраться на… природу. Вот так вот просто и практически незапланированно.

    Огляделся, встретился взглядом с остановившимся у его ноги чьим-то детенышем. Крайне задумчиво кивнул мелкому созданию. Создание улыбнулось, аккуратно положило у блестящего лакированного ботинка вампира камушек. И рвануло на своем самокате куда-то по делам. Вильгельм философски вздохнул и почему-то вспомнил Джонатана. Настроение сразу улучшилось.

    — Пройдемся?

    Кивнул в сторону как и положено уютной и, несомненно, тенистой тропинки, уводящей в сторону от желающих пообщаться. И, не дожидаясь реакции собеседника, неспешно двинулся в заданном направлении, небрежно сунув руку в карман пиджака – в его руках никогда ничего не было. Они всегда оставались свободны, для дальнейших действий, если понадобится. Привычка, усвоенная если не с детства, то определенно в процессе приобретения не всегда приятного жизненного опыта.

    Гедеос фон Морохир
    • Раса: вампир
    • Возраст: 2020 лет (35)
    • Сфера деятельности: Глава ордена, владелец алмазных приисков, меценат, идейный вдохновитель «Гринпис».
    • Личный кабинет:
    • Сообщений: 295
    312

    Гедеос отдыхал. Казалось, что на время… время остановилось.

    Вампир погружался в эмоции и чувства людей, в их мысли, слизывал остаток былых событий. Улыбающаяся мать, при виде которой можно умиляться, — всего лишь пытается не сойти с ума от повседневных хлопот. Целующаяся страстно парочка — всего лишь попытка одного партнера скрыть свою недавнюю измену. Этот контраст — как пикантное блюдо, в котором горькое сочетается со сладким и все это имеет нежное кисловатое послевкусие — именно такое, которое нравилось Гедеосу.

    Он пробовал все, до чего дотягивался, — а его руна позволяла дотягиваться до многого. Он пробовал, кое-что откладывал в свои запасники — и тогда с тем, к кому он протянул рунные руки, происходили изменения. Конечно, незаметные для обычного глаза — никто не мог обвинить сенсусита, что это из-за него ребенок, упавший на повороте, вдруг перестал плакать, так как боль отошла. Что безудержное веселье молодежи сменилось на нечто более спокойное и размеренное. Что страсть, вспыхнувшая между двумя людьми, которые пришли на свое второе свидание, немного поутихла. Ведь все это — жизнь, в которой следующее мгновение не будет похожим на предыдущее.

    Поглощая часть эмоций людей, Гедеос, конечно, не упустил момента, когда в парк вошел тот, кого он ждал. Но вампир не повернулся. Он смотрел в противоположную сторону. Смотрел, но никого не видел. Он всех лишь чувствовал. Его лицо ловило теплые лучи солнца, руки придерживали изящную трость, в которой скрывался тонкий и острый клинок — верный спутник вампира в течение уже нескольких столетий.

    — Доброе! — словно ответил на скрытый вопрос вампир, поворачиваясь к подошедшему. Поклон голову — быть может чуть более глубокий, чем тот, которым награждают случайных знакомых.

    — Рад, что оказались в этих краях! — скопировал конструкцию Гедеос, приправив ее переживанием о том, что вряд ли бы встреча состоялась, останься каждый из них там, откуда они приехали. Ну а раз пути из Аланэи и Гиббетера привели обоих  в Аэролин (а точнее -в Пензоки), то рано или поздно дороги должны были пересечься. С Вильгельмом или с Эрной — но встречи избежать все равно бы не удалось.

    Хотя Гедеосу вполне хватило бы и советника королевы, тем более речь пойдет не о политике конкретно, а о другом вопросе, в котором Вильгельм разбирался, по мнению вампира, лучше своей матери.

    — Ты же не против?

    Скорее не вопрос, а дань вежливости, когда обе стороны должны удостовериться, что всем комфортно. Хотя каждый из них достаточно опытен, чтобы скрыть все неудовольствия, даже если такие имеются, и достаточно властны, чтобы проигнорировать то приглашение, которое не по нутру.

    — Не поверишь, я в общей сложности уже почти три месяца в Пензоки, но так и не побывал в местных парках и аллеях. Скверы и проспекты, набережные и площади видел лишь из окон машины. Надо исправлять упущенное.

    Он не скрывал время своего приезда. Да и к чему? При желании все это можно узнать. Как и повод, зачем он приехал с острова. По крайней мере тот вариант, который он активно демонстрировал.

    Чей-то сопливый пострелёнок приблизился к вампирам. Гедеос не любил детей. Не любил их вопли и визги, их неусточивую психику, с которой сложно работать и которой сложно вкладывать какие-то нужные ему сведения. Он любил детей только есть — физически (попивая кровь, когда представлялась такая возможность) и ментально (как сейчас, например). Своими детьми Морохир не занимался. Да и не знал, где они. Лишь иногда, встречая чистокровных с черными, как смоль, глазами, он мог предположить, что это — его детище… Но сам факт ребенка его интересовал мало. Вот если он мог принести пользу Ордену — тогда другое дело. Но и в этом случае он скорее на время становился наставниками, чтобы затем отправить нового послушника своим путем — выгодным всему клану.

    Морохир последовал за Вильгельмом и некоторое время они шли молча по тенистой аллее. Иногда, когда ветер дул с реки, до них доносился особый аромат Твины, где среди резких запахов больших портов угадывалось слабое амбре лесов, подпитывающихся из этой голубой вены планеты.

    Иногда мимо них проносилась молодежь на скейтах, роликах или велосипедах. И это было символично. Вот также мимо них — вековых существ — проносились человеческие жизни. И именно о жизнях Гедеос собирался говорить.

    — Аланэя все также прекрасна? — вампир остановился у бордюра, за которым начиналась небольшая клумба, усыпанная различными цветами. В воспоминаниях Гедеоса королевство постоянно утопало в цветах. И это было удивительно, если не считать, что Рэдланд и Венусту в свое время разделяли топкие болота. Но те времена ушли. Ушли в небытие старшие братья Морохира — не без его, конечно же, помощи. Прошли века величия сангуиса Никоса.

    — Наверное, скоро будет расширять свои границы, чтобы хватило место для всех прибывших смертных?

    Решил начать издалека вампир разговор о ведьмах.

    Вильгельм де Конинг
    • Раса: вампир
    • Возраст: 1505 лет (35)
    • Сфера деятельности: Главный советник Королевы Аланэи, один из руководителей «Рэдланж компани»
    • Личный кабинет:
    • Сообщений: 42
    9

    — Только очень неразумный и не уважающий себя представитель нашего с тобой племени позволит себе отказаться от прогулки в хорошей компании, Гедеос. Думаю, ни один из нас не может позволить себе быть неразумным.

    Вильгельм рассмеялся своим коротким, никогда не веселым смехом, дружелюбным ровно настолько, насколько следовало. Чтобы показать свои намерения… на ближайшие минут пять, пожалуй. Сколько бы ни светило солнце, пытаясь замаскировать окружающую действительность, сколько бы не пытались переорать своими звонкими птичьими голосами мелкие и шумные человечки все вокруг, включая журчащий фонтан – действительность брала свое. Мягко, но неумолимо, незаметно, но жестко. Каждой испарившейся каплей воды на плитке тропинки. Каждым внезапно разбившим себе колено и ревущим взахлеб человечком. Каждым съеденным жуком и каждой раздавленной букашкой. Да что там мелочиться – разве бережно и заботливо лелеемая его собеседником трость в его руке, явно по-змеиному прячущая в себе как минимум один острый, ядовитый клык, не была буквально символом окружающего их реализма? Розовые очки самого Вильгельма разбились примерно в возрасте трех-пяти лет. Когда он впервые внимательно посмотрел на мать, которая эти очки и разбила. Она привыкла охранять свое потомство с самого начала, и делала только то, что требовалось. Сейчас, с обычной ничего не значащей полуулыбкой наблюдая за копошащейся вокруг куче жизни, он был, пожалуй, крайне благодарен матери.

    — Понимаю тебя.

    Машинально остановился в тот момент, когда позади замерли бесшумные шаги. Не спеша оборачиваться, лениво запрокинул голову, прищурился, пытаясь вроде как разглядеть что-то очень свое. В очень далеком небе.

    — Все эти аллеи и парки Пензоки прекрасны, без сомнения. И одинаковы настолько, что после сегодняшней нашей прогулки ты вполне сможешь утверждать, что видел их все.

    Мирно согласился с тщательно продуманной и на блюдечке предоставленной ему версией пребывания Гедеоса здесь, на побережье.  Разумеется, ни Вильгельм, ни сам Гедеос ни на секунду не допустили бы, что хотя бы один из них поверит в сказанное. Однако пока цели и мотивы высокородного вампира не пересекались с его собственными целями – почему бы и нет? В конце концов, чем бы…

    — Аланэя все так же прекрасна, Гедеос.

    Услышав даже не вопрос – ожидание закономерного подтверждения, не стал разочаровывать и подтвердил, кивнул. Обернулся наконец, всем телом, все также не вынимая руки из карманов пиджака. Если бы мать сейчас была рядом, он точно удостоился бы укоризненного взгляда. В принципе, его мать не была им довольна в ПОЛНОЙ мере никогда. Вильгельм здорово сомневался, что даже Джонатану удастся достигнуть совершенства…

    — Аланэя прекрасна в пределах своих границ, зачем же портить и без того прекрасное, ты так не считаешь? Тем более, когда границы отлично защищены и не позволят кому бы там ни было испортить ее совершенство.

    Улыбка стала чуть чуть шире, буквально на несколько миллиметров. Со стороны казалось – ничего ровным счетом не изменилось. Однако если бы сейчас Эрна видела своего старшего сына и наследника, она бы удивленно приподняла бровь – оказывается, еще не все эмоции выдавлены и стоит продолжать воспитание?

    — На данном этапе нашего правления нам хватает места для всех, Гедеос. Чтобы убедиться, не имеет смысла нарушать границ. Достаточно просто посетить нас с дружеским визитом… или поверить мне на слово прямо сейчас.

    Очень заинтересованно посмотрел на трость, буквально играющую, соперничающую своим блеском с солнечным светом и… снова улыбнулся.

    — Что-то заставляет тебя сомневаться в моих словах? Поделись. Возможно, я смогу разрешить все сомнения или же мы сможем обсудить их вместе.

     

  • Для ответа в этой теме необходимо авторизоваться.
Опубликовано Гедеос фон Морохир в категории "