Ответ в теме: Любая жизнь — это чья-то смерть…

Заолун Истории Летописи Любая жизнь — это чья-то смерть… Ответ в теме: Любая жизнь — это чья-то смерть…
Бенджамин Лоуренс
  • Раса: вампир
  • Возраст: 38 лет (698)
  • Сфера деятельности: ученый, врач, бизнесмен - владелец сети клиник
  • Личный кабинет:
  • Сообщений: 335
308

Он мог делать вид, что не замечает девушку. Он имел на это право: слишком много дел надо было решить. Но трудно игнорировать ту, кто дышит и чье сердце бьется так громко, что заглушали порой даже звук собственного голоса.

Чуть включил руну, чтобы понять причину такого сердцебиения.

Конечно,  полный комплект, который характеризовал раздражение.

Грязное белье отправилось в корзину как раз тогда, когда Бен закончил отдавать распоряжение.

— Бен, слушай, — Влад  отделился от стены. — Эрин права. Мы должны бороться. Это же люди. А вдруг получится?

— Получится что? — на этот раз Бен говорил устало, словно все силы он вложил в предыдущие фразы. А тут еще и боль все сильнее начинала напоминать о себе. — Вернуть им мозговую деятельность? Позволь тебе напомнить, что у людей нет функции отката.

— А если она у них появится? — Влад осторожно глянул в сторону Эрин, так и не зная, в курсе ли девушка о том, что мир не так прост, как кажется.

— А с ней, наверное, ты был бы не против, если бы появились ряд других… возможностей?  — Бен также окинул девушку быстрым взглядом. — Не тешь себя иллюзиями. Каждому на роду написано умереть тем, кем он родился.

Конечно, тут Бен кривил душой. Процент людей, которые перешли в расу вампиров хоть и был мал, но все-такие он был. И сбрасывать это со счетов не стоило.

— Мы не сможем объяснить, почему все пациенты с третьей стадией умерли, а несколько осталось.

— Мы могли бы попробовать лечить всех….

— Ты идиот? — с каждым разом вампир раздражался все больше и больше. — Ты хоть понимаешь, чем грозит такое решение не только нам, но и Ланголе?

— Но если вскроется, что мы могли бы, но даже не пытались?

— И что? Ты, кажется, забыл, на кого работаешь?  — Раздраженный смех сменился жестким хохотом. — Неофициальные формулировки будут одними и теми же «что мы еще хотели от такого , как он» . Удобно, правда, быть мною?

Последнее слово он выделил. Не то, чтобы  вампирам списывали разные провинности. Но человечности от них даже на высших судах особо не ждали.

— Эрин! — Бен повернулся в сторону девушки, собравшейся уходить. — Мне неприятно это говорить. Но пока мы не закончить работу в этом городе, ты не покинешь пределы выделенного нам отсека.

Голос был  холодным. В карих глазах отражалась угроза. Он перегородил выход, не давая Эрин покинуть помещение.

— Ты ни в чем не будешь нуждаться. Скажешь, что желаешь — и получишь это. Но с этого дня тебе придется терпеть наше общество. Хочешь ты того или нет. И я бы на твоем месте забыл бы все, что было в той палате, и то, что было обнаружено в пещерах. Для твоей же безопасности. Тебе понятно?

Опубликовано Бенджамин Лоуренс в категории "