Ответ в теме: Любая жизнь — это чья-то смерть…

Заолун Истории Летописи Любая жизнь — это чья-то смерть… Ответ в теме: Любая жизнь — это чья-то смерть…
Эрин Хофф
  • Раса: человек
  • Возраст: 25 лет
  • Сфера деятельности: владелица цветочной студии «Maison des fleurs», флорист
  • Личный кабинет:
  • Сообщений: 1 555
536

Намеки и подколки доктора Лоуренса игнорировать становилось все сложнее. Эрин не понимала, было ли такое поведение характерным для него в отношении всех женщин или конкретно ее он почему-то выбрал объектом своих шуточек. Ко всему прочему, она еще не решила как ей относится к нему.

С одной стороны, Эрин ничего о нем не знала, а до недавнего времени, и знать не хотела. Возможно он был женат, может быть имел кучу детей (раз так хвастается своим сексуальным опытом), или принципиально не желает связывать себя серьезными отношениями (и в этом они были похожи) и порхает от одной любовницы к другой. Но пережитое в подземелье уже делало их если не друзьями, то по крайней мере, хорошими знакомыми. И здесь как раз крылась главная загвоздка: либо эти отношения так и останутся на уровне «привет, как ты?», либо перерастут во что-то большее.

Месяц назад, встретившись впервые, Эрин воспринимала Лоуренса исключительно с деловой точки зрения. По правде говоря, она даже толком его не рассмотрела. Так, общее впечатление солидного, не слишком приятного в общении молодого мужчины. Теперь же, обмотанный бинтами, непредсказуемый и временами несносный, он возбуждал ее интерес. В том числе и чисто женский.

Психологи называют такое поведение переносом эмоций, когда чувство благодарности перетекает в сексуальное влечение или даже влюбленность. Совершенно определенно Эрин испытывала к Лоуренсу огромную благодарность, но она отдавала себе отчет, что никакая признательность не заставила бы ее отмечать внешнюю привлекательность доктора, будь он парнем с лицом, усыпанным бородавками или дедулей преклонных лет.

Однако ей нравилось, что Лоуренс не теряет чувства юмора, хотя ни его здоровье, ни окружающая обстановка этому не способствовали. И тем не мене, он опять шутил.

— У нас с вами, однозначно, разные понятия о романтике, — стараясь сохранять невозмутимость, возразила Эрин, хотя тень шланга на стене, против воли растягивала ее губы в улыбку.

Шагнув в сторону, она перекрыла провокационную картинку, своим отражением.

— Шланг вообще не романтичен… даже такой… Я не совсем поняла, но кажется вы со своими ребятами нашли способ лечить вирус?

Эрин поспешила перевести разговор в менее скользкую плоскость, где она чувствовала себя намного уверенней.

Опубликовано Эрин Хофф в категории "