Ответ в теме: Любая жизнь — это чья-то смерть…

Заолун Истории Летописи Любая жизнь — это чья-то смерть… Ответ в теме: Любая жизнь — это чья-то смерть…
Эрин Хофф
  • Раса: человек
  • Возраст: 25 лет
  • Сфера деятельности: владелица цветочной студии «Maison des fleurs», флорист
  • Личный кабинет:
  • Сообщений: 1 551
532

Более-менее Эрин представляла себе с чем ей придется столкнуться там, куда вел ее Лоуренс. Местные газеты щедро снабжали подписчиков и читателей снимками больных, зараженных тромбоцепией, некоторые из них были поистине ужасны. Но когда им встретились санитары, везущие на каталке останки обескровленного человека, она поняла, что доктор не шутил, приглашая ее в ад.

Пустой больничный коридор, залитый ярким мертвенно-белым светом. Ряды запертых дверей, откуда доносились стоны, крики, иногда отрывки бессвязных фраз или приглушенные разговоры врачей. И две их с Лоуренсом фигуры шагающие в пугающей пустоте, словно они опять оказались в лабиринте пещеры, только теперь здесь было светло, а вместо жутких чудовищ впереди их ждали те, кого они пытались спасти.

Лоуренс привел ее в большую пустую палату, по-видимому прозекторскую, только без камер с покойниками. Впрочем отсутствие мертвых тел нисколько не успокоили Эрин. Сердце ее готово было выскочить от страха, руки похолодели, а по спине щекочущей струйкой бежала испарина.

Голос доктора звучал тихо и успокаивающе. Казалось, он не уверен, что поступил правильно, приведя сюда девчонку, ничего не знающую, не подготовленную, трясущуюся от ужаса.

По правде говоря, она не поняла и половины его слов, только постоянно облизывала пересохшие губы и смотрела на него глазами жертвы, приговоренной к смерти.

Она, конечно, хотела остаться здесь. Более того, она бы хотела как можно скорее убежать не только из этого отделения, но и из этой клиники. Ей было страшно!

А Лоуренсу? Разве ему не было сейчас страшно? А ребятам из его команды? И тому несчастному Алексу, который полез в пещеру, ему тоже, наверняка, было страшно…

Зрачки, заполнившие всю радужку глаз, встретили понимающий и спокойный взгляд Лоуренса.

—  Я — с вами. Только будьте, пожалуйста, рядом.

«Иен всемогущий, дай мне с душевным спокойствием встретить все то, что ждет меня. Наставь и поддержи меня. Помоги детям твоим, страдающим безвинно, пошли им милость свою, облегчи муки их, освободи от боли телесной и терзаний душевных, дай им исцеление и даруй жизнь.» — Мысленно молилась Эрин, потому что после Лоуренса Иен был ее единственной поддержкой.

Опубликовано Эрин Хофф в категории "