Ответ в теме: Что Иен недодал, то хирургия исправит

Заолун Истории Летописи Что Иен недодал, то хирургия исправит Ответ в теме: Что Иен недодал, то хирургия исправит
Бенджамин Лоуренс
  • Раса: вампир
  • Возраст: 38 лет (698)
  • Сфера деятельности: ученый, врач, бизнесмен - владелец сети клиник
  • Личный кабинет:
  • Сообщений: 366
334

Бен не любил четверги. Пожалуй, не было более противного дня, чем этот.

Именно в четверг он должен быть в клинике. Кажется, что в этом необычного? Необычное было в том, что именно в этот день он выполнял не административную работу, не работал с врачами или клиентами клиники, а принимал визитеров.

Эти люди и  нелюди (бывали  среди них и такие) приходили в клинику, чтобы решить свои вопросы. Кому-то не понравилось обслуживание в клинике, кто-то не согласен с мнением других врачей и он хотел бы получить консультацию именно доктора Лоуренса. И с первыми, и со вторыми Бен знал, как общаться. Научился за столько лет.

Сложнее было беседовать с теми, кто приходил просить.

Salutem была частным учреждением. Здесь пациенты платили деньги. И нехилые деньги, если честно. Но и результат был соответствующим. Работало родильное отделение, онкологическое, терапевтическое и диагностическое. В последнее время особой популярностью пользовалось отделение пластической хирургии.

Все работало как один большой и хорошо слаженный механизм. Но раз в неделю врачи клиники делали операции или просто лечили тех пациентов, которые не могли за себя заплатить. Это был личный вклад Бена. Но и отбор таких пациентов был строгим. Только тем, кому действительно можно помочь. Только тем, кому не могут помочь в других учреждениях. Но даже при таких вводных слишком много было тех, кто хотел попасть в клинику, словно надеялся, что именно здесь их спасут.

Отчасти так и было. Врачи Salutem (среди которых были представители всех рас) под руководством доктора Лоуренса творили чудеса. Вот только на всех чудес не хватило бы. А значит, Бену приходилось выбирать и отказывать тем, кто верил в него. Это было больно. Пожалуй, это было то, к чему он так и не смог привыкнуть.

Стоил ли удивляться тому, что к концу дня Лоуренс чувствовал себя, слабо сказано, хреново.

А между тем прием еще не закончился. И судя по записи, к нему шел кто-то еще «по личному вопросу». К счастью, к этому «личному вопросу» не прилагалась медицинская карта, так что он мог надеяться: на этот раз обойдется без слез с просьбой взять очередного пациента на внеплановую благотворительную операцию.

 

Круорец потер переносицу, вынул из чехла очки и водрузил на нос.  Конечно, очки ему были не нужны. Но он уже слишком долго сверкал своей физиономией в этом свете и как-то не спешил менять свою фамилию и устраивать очередные спектакли с родственниками, поэтому приходилось идти на такие ухищрения, чтобы выглядеть немного старше, приблизившись к тому возрасту, что был обозначен в его документах.

— Впустите, Стефани, — проговорил он в коммуникатор, не испытывая никакого укола совести в том, что заставил визитера ждать лишних десять минут.

Опубликовано Бенджамин Лоуренс в категории "